Главная » Русские художники » Генрих Семирадский. Храм Христа Спасителя

Генрих Семирадский. Храм Христа Спасителя

После окончания работы «Светочи христианства» Генрих Семирадский приступил к росписи храма Христа Спасителя в Москве. Ему заказали исполнить четыре сцены из жизни св. Александра Невского на хорах северного придела храма. Художник работал над ними летом 1876 года. Росписи не сохранились, поскольку храм был взорван в декабре 1931 года. Однако эскизы дошли до наших дней в собрании Государственного Русского музея. Год спустя Семирадскому предложили еще один заказ по росписи храма Христа Спасителя – он выполнил запрестольную роспись «Тайная вечеря», а годом позже – росписи «Крещение Господне» и «Въезд Иисуса Христа в Иерусалим».

Храм Христа Спасителя

Храм посвящен победе над Наполеоном в отечественной войне 1812 года и был построен на народные пожертвования. В его оформлении Храма Христа Спасителя приняли участие почти все крупнейшие русские художники XIX столетия.

Генрих Семирадский

Крещение Господне. 1878. Эскиз росписи северной стены Храма Христа Спасителя. Государственный Русский музей

В 1875 году Генрих Семирадский получил предложение принять участие в росписях Храма Христа Спасителя в Москве.

Генрих Семирадский

Тайная вечеря. 1877-1878. Фрагменты запрестольной композиции главного алтаря Храма Христа Спасителя.Музей Москвы.

  1. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов
  2. Иисус Христос
  3. Головы двух апостолов

Композиция Генриха Семирадского «Тайная вечеря» прославила художника. Она многократно повторялась во многих столичных и провинциальных храмах России.

Снова в Италию

По окончании работ Генрих Семирадский вернулся в Италию. Идиллические сюжеты соседствуют с драматическими. В духе времени античность предстает у Семирадского в противопоставлении двух начал — солнечного и ночного. Высказывание из книги Ницше «Нет прекрасной поверхности без ужасной глубины» близка Семирадскому и находит отражение в картинах живописца.

Генрих Семирадский

Танец среди мечей. 1881. Государственная Третьяковская галерея

Танцовщица, колеблемая как пламя, высоко поднялась на кончиках пальцев. Три девушки аккомпанируют ей на кифаре, флейте-сиринге и тимпане.  Остроту этой композиции придает опасная близость острых коротких мечей к обнаженной танцовщице. Возможным источником этого мотива является роденья. Это танец с кинжалами из балета Мариуса Петипа на музыку Минкуса «Зорайя, или мавританка в Испании». Балет был поставлен в начале 1881 года в Санкт-Петербурге.

Танец среди мечей. Фрагмент

Генрик Сенкевич сказал о картине «Танец среди мечей»:

Только тот, кто собственными глазами смотрел на окрестности Рима и Неаполитанский залив, сумеет понять, сколько правды и души в этом пейзаже, в этой голубизне и в этом созвучии розовых и голубых цветов и в этой прозрачной дали. Если бы эта картине была только пейзажем, если бы ни одно человеческое существо не оживляло тишину и покой, — даже тогда она была бы шедевром.

Генрих Семирадский

Оргия времен Тиберия на острове Капри. 1881. Государственная Третьяковская галерея

В картине описаны мрачные времена правления римского императора Тиберия Клавдия  Нерона (42 до н.э.- 37 н.э.), пасынка императора Августа. Тиберий в конце своего правления уединился на Капри.  И там он прославился буйными оргиями и жестокими казнями. Одним из источников сюжетной канвы полотна Семирадского послужили слова Тацита:

Этот остров особенно нравился ему потому, что высадиться на него можно было только в одном месте… На Капри до сих пор показывают место его бойни. Отсюда осужденных после долгих и изощренных пыток сбрасывали в море у него на глазах…

Генрих Семирадский. Фрина или Афродита

Генрих Семирадский

Фрина на празднике Посейдона в Элевсине, 1889. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

По преданию, с античной гетеры Фрины («белокожая») Пракситель изваял статую Афродиты Книдской. А живописец Апиллес изобразил Афродиту Андиомену. Жила она в IV веке до н.э. в городе Мегары. Во время одной из Элевзинских мистерий, посвященных богу моря Посейдону, она сняла с себя одежды и вошла в море, изображая богиню любви Афродиту. Тем самым Фрина хотела совершить акт благочестия, но красавицу-гетеру обвинили в кощунстве. в оскорблении богов. На суде Фрина была оправдана. Судебное разбирательство только способствовало ее красоты. Сюжет «Фрины» был взят Семирадским из «Пира софистов» Афинея Нафкратийского.

Фрина. Фрагмент

Героиня картины Семирадского — живая женщина, послужившая моделью, вдохновением для статуи богини. Семирадский откровенно цитирует античный памятник, обыгрывает положения: Фрина — модель для статуи богини, Фрина — ожившая статуя, Фрина — богиня.

Искусство античной Греции и ее природа — не единственные источники вдохновения для Семирадского. Сама фигура Фрины с каскадом распущенных золотых волос кажется живым воспоминанием о женщинах Тициана, Рубенса, Тьеполо.

«Фрина» стала главным событием персональной выставки Семирадского 1889 года в залах Санкт-Петербургской Академии художеств. Там же экспонировались четыре другие работы художника — «Перед купанием», «У фонтана», «По примеру богов» и «Искушение святого Иеронима». Картина была приобретена с выставки Александром III. При покупке император впервые публично высказал желание создать в Санкт-Петербурге музей русского искусства.

Генрих Семирадский об опасности любви

Генрих Семирадский

Опасный урок. 1886. Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Картина представляет собой сцену из античного быта с аллегорической подкладкой. Опасная игра — стрельба из лука по мишени, на которой видна голова медуза-горгоны. Картина приобретает второй смысл — опасности любви, будущие повороты судьбы. Маленький мальчик с луком лукаво смотрит на влюбленную пару. Он как бы воплощение Эрота, бога любви. Атмосфера любовного томления пронизывает полотно. Но главные творческие достижения художника — мраморная скамья, роскошная южная растительность, чистый прозрачный воздух, море и горы.

Генрих Семирадский

У водоема. 1895. Саратовский государственный художественный музей имени Радищева

Одна из центральных тем 1890-х — семейное счастье как основа гармонии жизни человека. «У водоема» — пример подобной семейной идиллии. Ее сюжетный мотив — мирная картина жизни семьи в полуденный час. Какой чудесной может быть простая будничная жизнь каждое ее мгновение если люди связаны узами родственной любви. И если человек окружен прекрасной природой и предметами искусства. И если он благодарен ласке солнца заливающего светом веранду согревающего каменные плиты и ступени.

Этот мир чувств художник предлагает разделить с ним. Маленькая девочка держит в руке красное яблоко — символ соблазна и грехопадения в грядущей эре христианства. О нем еще не ведает человек античности. Но аллегорический подтекст введен очень ненавязчиво и замаскирован под бытовую деталь.

Канатоходка. 1898. Музей Фаберже, Санкт-Петербург

Понравилась статья? Нажми на кнопочки!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.